Сегодня: Пятница 22.06.2018

Рекламные объявления

Я родился в счастливое время и в Великой стране...

Я родился в счастливое время и в Великой стране, Союз Советских Социалистических Республик

Я родился в счастливое время и в Великой стране, которая в прошлом имела гордое название Союз Советских Социалистических Республик. Хотя период моего детства и юности исторически получил клеймо застойных времён, мне удалось вырасти, и воспитать в себе те качества Советского человека, человека новой формации, которые в недалёком прошлом, были оболганы, оплёваны и прозваны «СОВКОВОСТЬЮ». (Обиднее всего, что отказались от этих качеств, прежде всего, упыри — перерожденцы из верхушки правящей тогда партии и их многочисленные отпрыски).

Мне посчастливилось получить хорошее образование в обыкновенной поселковой средней школе. Заниматься спортом, играть в вокально-инструментальном ансамбле. За счёт государства в системе ДОСААФ сумел выучиться и получить права водителя, при этом мне ещё и стипендию платили.
Я не прошёл по конкурсу на юридический факультет МГУ, при этом ничуть не расстроился и спокойно пошёл служить в армию. Так как это было естественно для всех молодых ребят, которые не считали себя убогими и инвалидами.
Проходя службу в армии, я подал документы на поступление в Московскую Высшую Школу Милиции МВД СССР, и благополучно поступил в неё. Понятно, что это была школа для детей рабочих и крестьян, а не блатных маменькиных сынков и дочек, чьи родители в состоянии заплатить не одну тысячу баксов за поступление своего чада в современный университет МВД. Со мной плечо к плечу, учились мои друзья, отслужившие в армии, а многие и успевшие проработать в милиции рядовыми и сержантами по нескольку лет, и заслужившие право на поступление.
Закончив Высшую школу Милиции, мы все были распределены на «землю» в низовые подразделения милиции. О «Петровке, 38» только мечтали, ибо знали, что право работать там, надо очень сильно заслужить. На «земле» нас встретили «учителя»: бывалые опера, которые на одной территории проработали по десять, двадцать лет, и «собаку съели» в сыскном ремесле. Поначалу было не сладко, но не боги горшки обжигают, и в течение года мы попривыкли к оперским будням. Кто залетел случайно, быстро уволились или перевелись в другие службы. Но я пришёл в розыск в 24 года, и то поначалу было жутко.
Не представляю, каково современным мальчишкам и девчонкам, которым в девятнадцать лет лепят погоны младших лейтенантов и бросают в пекло. В теперь уже далёком прошлом, настоящим опером, сотрудник считался только после трёх лет работы. До этого, его опекали и «натаскивали» старшие товарищи. Надо признаться, что и тогда проблемных мест было предостаточно. Чего стоил только пресловутый процент раскрываемости. А ведь он во всех подразделениях усиленно стремился к стопроцентной планке.
А всё потому, что живую науку построения справедливого социалистического общества, кремлёвские старцы и их камарилья превратили в догму классиков. И лозунг о неукоснительном уменьшении и искоренении преступности на пути построения коммунизма, пытались любыми средствами, вопреки, здравому смыслу, притворить в жизнь. При этом не одной сотне оперов, политика сокрытия преступлений сломала жизнь. Были и другие негативные моменты. Но, в общем, сыск был здоровым организмом.
Я гордился своей зарплатой, ибо она была в два раза больше, чем у инженеров. Да, её часто не хватало до следующей, и мы нередко перехватывали друг у друга по рублю или трёшке, но наш социальный статус был высок. Вопросы о взятках в уголовном розыске, по крайней мере в Москве, в то время на повестке дня ещё не стояли. Я помню в 1986году, удачно раскрыл квартирную кражу, все похищенные вещи были возвращены потерпевшим. Они в знак благодарности принесли мне бутылку коньяка. Я их выгнал из кабинета. Они дождались, пока я выйду, по — тихому оставили пакет со спиртным, и ушли. Когда я обнаружил в кабинете подарок, я два дня не подходил к нему, боялся, что обвинят во взятке. Увы, эти времена безвозвратно ушли. В те годы, мне и в страшном сне, не могло присниться, что я могу уйти из розыска, не доработав до пенсии. Была, какая то уверенность в «завтрашнем дне» и надежда на «светлое будущее».
За двадцать лет «демократии», милицию унизили, разложили и развратили. Убрав, ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ СТЕРЖЕНЬ, объявив Богом «НАЖИВУ» и «ЗОЛОТОГО ТЕЛЬЦА», назначив символические зарплаты, но, дав большие права и возможности, заинтересованные дяди пустили милицию на САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ПРОКОРМ. И те порядки, о которых рассказывали во времена Союза, на уровне баек и анекдотов, про ментов из республик Закавказья и Средней Азии, стали нормой милиции всей России.
После развала Союза, в 1992 году, будучи заместителем начальника отдела уголовного розыска РУВД, я принял для себя очень не простое решение. Уволился из органов по собственному желанию, и ушёл в нарождающийся частный охранно-сыскной бизнес. Я попал в службу безопасности одиозного олигарха Гусинского. Стоял у истоков создания службы частных детективов, и даже пять лет руководил данным подразделением в структуре безопасности «Группы Мост». Уйдя из органов, я не пошёл торговать «шмотками» или печь пирожки. Я занимался своей любимой работой, по ранее полученной профессии, только вне государственной системы.
Со временем я понял, сколько нелепости, бюрократии, лишнего бумаготворчества, да и просто глупости, содержат в себе элементы государственной службы. Да, мне неплохо платил мой новый хозяин, мне были предоставлены средства и возможности, у меня был простор на принятие самостоятельных решений, простор для творчества, но при этом, с меня жёстко требовали конкретных результатов в работе. Со мной рядом работали мои товарищи из уголовного розыска, которых пачками, к тому времени, выдавливала система. У нас был по тем временам сильнейший коллектив. Мы простые опера уголовного розыска были жизненно необходимы олигарху, так как надёжно прикрыли его бизнес от посягательств бандитов.
На наших глазах происходила великая драма погружения нашей Родины в экономический и криминальный хаос. В этой мутной водице, происходило великое разграбление нашей страны. К власти пришли те, которых ещё вчера мы считали подучётным элементом.
Конечно, за их спинами стояли вчерашние партийные и государственные функционеры, те, кто к началу девяностых, окончательно сбросив маски, перешли на сторону врага той системы, которой ещё вчера они агитировали служить миллионы советских граждан. Уж больно им хотелось поскорее, встать в ряды «цивилизованного человечества», и повести за собой в «светлое будущее», остальное «совковое быдло». Так, «сникерсами и памперсами», нас купили и привели в «капиталистический рай». История не имеет сослагательного наклонения, что случилось, уже случилось. Увы, для многих протрезвление наступило достаточно быстро, но было уже поздно.
Надо было привыкать к новым реалиям жизни.

Я отчётливо понимал, что для преступников искусственно создали приличную «фору». В 1986 году вышел закон о кооперации. Появился новый класс предпринимателей. Их, как волной, накрыли бандитские группировки. Статью о вымогательстве ввели в УК только в 1988году. Ни оперативной, ни следственной практики документирования данного вида преступлений не было. Уголовный розыск и следствие вступили в борьбу с этим явлением прямо с колёс, набивая шишки и приобретая опыт.
«Закон об охранной и детективной деятельности» появился на свет только к марту 1992 года. К этому моменту почти весь бизнес, да и государственный сектор был под пятой бандитов. Данный закон вышел только потому, что бывшим партийным боссам, к тому времени прилично отхватившим от государственного пирога, необходимо было обезопасить свои новые владения. Параллельно с разложением милиции, шёл процесс уничтожения — под видом реформ — КГБ СССР. Тысячи первоклассных специалистов разведки и контрразведки оказались в службах безопасности новых хозяев жизни. Хозяева постоянно ссорились между собой, шла жесточайшая конкурентная борьба, а скорее настоящая война. Ну а война, как известно, без жертв не бывает. Коммерсантов отстреливали десятками в день на просторах нашей великой Родины. И что интересно, убийство своих «собратьев» по классу, в подавляющем большинстве случаев, заказывали сами коммерсанты, а бандиты выполняли их социальный заказ. Пауки из банки, пожирали друг друга.
В общем, сотрудникам коммерческих служб безопасности работы хватало. Вскоре, кроме охраны большого хозяйства «папы», пришлось прикрывать от бандитов его знакомых и попутчиков рангом поменьше, у которых не хватало бабок на собственную службу безопасности. Для этого было открыто отдельное частное охранное предприятие и объединение частных детективов. Именно этим объединением, мне и пришлось руководить. В те неспокойные годы, когда перестрелки на улицах городов было обычным явлением, и спор шёл за каждую коммерческую структуру, палатку и ларёк, нам приходилось, кроме непосредственно детективной работы по проверке принимаемого на работу персонала, проверки надёжности партнёров клиента, сопровождения проектов, вести непосредственную борьбу с бандитами. Коммерсанты перед ними испытывали животный страх. Легенды о крутости «солнцевских», «люберецких» и прочих бандитских тусовок просто витали в воздухе. Мы, как могли, оберегали своих клиентов. Бывало по нескольку «стрелок» в неделю. Перед каждой из них проводили тщательный разбор ситуации, изучение документов по спорному вопросу, качественный инструктаж коммерсантов, проведение необходимых установочных и разведывательных мероприятий. Заблаговременно выставляли наблюдателей. Во время встречи оцепляли район своими силами. Под рукой была группа силовой поддержки из нашего ЧОПа. Фиксировали всё на видео, делали аудиозаписи бесед. Делали всё, чтобы документировать происходящее, на случай ЧП.
Среди нас гуляла шутка: « Мы не знаем, какая стрелка закончится перестрелкой». Чаще всего в этой круговерти, мне выпадала роль переговорщика. Каждая такая встреча стоила мне и моей нервной системе немало. Но, бог миловал. Нам удавалось большинство конфликтов утрясать мирным путём, ибо в нас видели реальную силу, и с нами старались договориться по-мирному. Если в процессе предварительной проверки, мы видели, что перед нами «изморозь» и нашему клиенту действительно угрожает смертельная опасность, мы связывались с нашими коллегами из РУБОПа, вели клиента для подачи заявления, и вместе с действующими сотрудниками проводили документирование преступных действий бандитов.
В то время, ещё многие наши товарищи носили погоны, и мы им полностью доверяли, а они доверяли нам. Мы делились с ними оперативной информацией, помогали транспортом, техникой, участвовали в проведении оперативных мероприятий, уже в качестве помощников и общественности. Тогда пропасть между ушедшими и действующими была не столь велика. И к тому же мы были из одного поколения. Позже, когда на смену операм нашего поколения стала, приходить молодёжь, ориентированная на современные ценности, контакт с ними, а иногда и просто диалог, стал затруднительным... Мы потихоньку оказались по разные стороны баррикад, так как стали конкурентами на рынке предлагаемых аналогичных услуг.
Моя совесть чиста, ибо никто из опекаемых нами коммерсантов, в лихие девяностые, не был застрелен, взорван, закатан в асфальт.
Наступил 1996 год, и известная группа олигархов, проплатила приход к власти на второй срок клики Ельцина. От достигнутого успеха, голова их закружилась. К любым силовикам они открывали двери ногами. Чувство страха стало покидать героев дня. Увы, нахождение в их офисах команд простых оперов розыска, да ещё по привычке ходивших в кожаных куртках, и коротко стриженных, стало их сильно раздражать. Настало время менять обслугу. Наступила мода принимать на службу лощёных генералов, только что ушедших на пенсию из органов, которые могли решать скользкие вопросы поднятием телефонной трубки. Правда, к этому было необходимо приложить солидный конверт баксов. Или, интеллигентного вида следаков. (Последние, через свои связи, могли возбудить или развалить любое уголовное дело). Такие игры быстро понравились бизнесменам. Ну и конечно, всезнающих и умеющих сотрудников ФСБ. В глазах хозяев это выглядело цивилизованно и интеллигентно. Менять команды служб безопасности становилось модным. Сотни классных специалистов, по прихоти хозяина, оставались на улице и месяцами искали новые места работы.
Так первого января 1997 года, я и мои товарищи в одночасье остались за бортом. Это повсеместно происходило во многих крупных компаниях. Но мы не пропали, ведь у нас было своё детективное объединение, и неплохая клиентура из крупного и среднего бизнеса, которая нам верила. Мы ушли в одиночное плавание. Через несколько лет, после того, как новая власть России, «порешала вопросы» с Гусинским и его империей, между нами появилась такая шутка: «Великий корабль «Титаник» — «Группа Мост» успешно разбился о рифы Российской государственности, ну а мы, на своём утлом судёнышке, до сих пор на плаву».

Надо заметить, что оперативный состав, к тому времени значительно изменился. На смену старикам, которые действительно ломали хребет бандитской преступности в начале девяностых, пришли более молодые, шустрые сотрудники, которые хотели сразу и всё. Снова сменили козырную масть.


В стране наступил следующий этап. МВД и ФСБ, резко перешли в наступление на бандитскую преступность, и лихо зачищали от неё бизнес, вытесняя последнюю, в традиционные для неё ниши. А может к тому времени крупные мафиози уже полностью сами стали бизнесменами, а мелкая «братва» была отстреляна в результате бесчисленных бандитских разборок и спецопераций силовых структур, отбывала свои сроки по зонам и тюрьмам.

Короче говоря, зачистив бизнес от бандитов, силовики уверенно заняли освободившиеся просторы. Они стали, не таясь, напрямую, крышевать бизнесменов. И что самое страшное, захватывать куски бизнеса под себя. Опять для нас настали непростые времена. Именно в этот период в народе появляется шутка, что «Шаболовские» круче «Солнцевских». Правоохранители, вовсю, применяют бандитские приёмы. Появляются в обиходе такие выражения, как «ментовская разводка», «заказ обезьяны».

Появляются гениальные афёры с контрафактной продукцией. Вся страна с замиранием смотрит детектив о «Трёх китах» и прочее. А от нас уходят клиенты и напрямую встают «под руку» людей в погонах. На стрелках, которые превратились в нудные досудебные попытки разрешить хозяйственные споры бизнесменов, всё чаще появляются представители МВД, ФСБ, ГРУ и прочих силовых структур. Навыки хорошего опера и детектива уже не востребованы. Процветают команды лоббистов и передатчиков денег.

Кругом ценятся связи и умение договориться. Юристы и адвокаты всех мастей, с важным видом снуют по присутственным местам, ловко передавая нужным людям увесистые конверты. К 2000 году, банды рэкетиров, как по команде ВОЛШЕБНИКА, исчезают. Наступает затишье, и время беловоротничковой преступности. Рубоповцам, за их беспредел над коммерсантами сделали последнее предупреждение — разогнали легендарную Шаболовку. Надо заметить, что оперативный состав, к тому времени значительно изменился. На смену старикам, которые действительно ломали хребет бандитской преступности в начале девяностых, пришли более молодые, шустрые сотрудники, которые хотели сразу и всё. Снова сменили козырную масть. Так наступили времена всесилия ОБЭПа, прокуратуры, следственного комитета, арбитражных и гражданских судов. Любого конкурента, стало возможным запрессовать вполне с виду законным способом.

Ну а мы, в силу своих скромных возможностей, пытаемся смягчить удар по нашим клиентам, теперь уже со стороны «братвы» в погонах и различных государственных чиновников. Уговариваем, пытаемся уменьшить суммы требуемых поборов. Иногда нам это удаётся. Раньше мы были прокладкой между коммерсантами и бандитами, теперь между коммерсантами и силовиками.

Но мы честно зарабатываем свои деньги, мы выполняем конкретную работу, получая за это строго оговорённые суммы. Мы не вмешиваемся в бизнес клиентов, не требуем процентов с прибыли. Пытаемся приучить коммерсантов к постоянному мониторингу своего сегмента рынка. К проверке фирм при заключении договоров. Приучаем пользоваться услугами экономической разведки в нашем лице.

А в стране, по крайней мере, в крупных городах, утихли бандитские разборки, и наступило время сплошного «кидалова».

Мошенничество приобрело вселенские масштабы. Выражение «замутить дело» стало обыденным для тысяч молодых, и не очень, людей. К сожалению, к нам часто обращались, когда факт мошенничества был уже совершён, «поезд уже ушёл, и нам приходилось бежать за последним вагоном». Но мы помогали, как могли. Стали налаживаться региональные связи между детективами, это было необходимо в силу того, что бизнес наших клиентов выполз за границы Московского региона. В 2002 году была зарегистрирована Общероссийская общественная организация частных детективов. Это придало нам дополнительные силы. Однако возник такой факт. За десять лет действия закона детективный бизнес в России всё еще имеет зачаточный характер. Серьёзных детективных агентств мало. В основном, в регионах присутствуют отдельные энтузиасты — одиночки. Услуги детективов клиенты должны оплачивать из прибыли, что резко снижает интерес юридических лиц к данному виду услуг. Все основные оперативные силы, выполняющие функции частных детективов, сосредоточены в службах безопасности крупных компаний. Там имеется наличие денежных средств, и как результат, присутствуют высококлассные специалисты.

Для всех других, удел — супружеские разборки и прочая мелочёвка. Детективы-одиночки, серьёзный объём работы выполнить не могут.

В середине двухтысячных годов, по стране прокатился вал рейдерских захватов. На арену выполз новый монстр — мутант, состоящий из коррумпированных государственных структур, продажной судебной системы, купленными правоохранительными органами, усиленный командами высоко квалифицированных юристов, экономистов, группами специалистов сыска и армиями боевиков. Несколько лет продолжалась вакханалия.

Умелые кукловоды, оставаясь в тени, породили ранее никому не известные инвестиционные компании, возглавляемые юными, высокооплачиваемыми выпускниками провинциальных экономических и юридических вузов, которые захватили и бросили к ногам хозяев сотни объектов. Как всегда, государство оказалось не готовым защитить своих граждан. Пока изучали новое явление, выявляли тенденции, обобщали данные, всё что надо, тихо попилили. К великому сожалению, в этом «дерьме», запятнала себя часть охранного и детективного сообщества.

Нас от этого бог миловал. Не смотря на приличные деньги, которые неоднократно предлагались, мы ни разу не выступали на стороне рейдеров.

Именно на этом этапе охранное и детективное сообщество, из благих побуждений стало копать себе яму. При этом, серьёзно муссируя принятие нового закона об охранной и сыскной деятельности. Тогда один из старейших руководителей охранного и детективного бизнеса всерьёз предупреждал: «РЕБЯТА, НЕ БУДИТЕ ЗВЕРЯ, ЗАКОН ХРЕНОВЫЙ, НО ПО НЕМУ ВПОЛНЕ СПОКОЙНО МОЖНО РАБОТАТЬ, ЛУЧШИЙ ДЛЯ НАС НИКОГДА НЕ ПРИМУТ». Увы, его никто не послушал. Обсуждение проблемы принятия нового закона приобрело всероссийский масштаб. Длилось несколько лет. А в итоге, мы получили то, что, увы, имеем на сегодня.

Прежде всего, были зачищены службы безопасности крупных компаний. Понятие службы безопасности было выведено за рамки закона. Убрали и понятие объединения частных детективных предприятий, поставив крест на существовании последних малочисленных детективных агентств, где трудилось по несколько детективов. В законе оставили существование детективов — одиночек, разрешив им максимум завести себе симпатичных секретарш. Теперь вершина детективного бизнеса — агентство типа «Иван да Марья».

Наше детективное объединение просуществовало семнадцать лет, и было зачищено одним росчерком иезуитского пера. А были времена, когда у нас в штате работало до полусотни сотрудников. Проредили и охранный бизнес. Добрая половина ЧОПов перерегистрацию не осилила. Оставшиеся охранные структуры обременены такой данью и бюрократическим беспределом, что могут долго не выдержать. Вопрос о наличии в охранных структурах огнестрельного оружия плавно перетёк из понятия собственности в понятие аренды. А ведь арендованное оружие в час Х можно и отобрать спокойно.

Который месяц в средствах массовой информации ведётся истерия по запрещению травматического оружия. Показывают сцены, когда солидные дядьки, на джипах, вместо того, чтобы провести разборку с помощью кулаков, расстреливают друг друга из травматики. Увы, изменились времена и нравы. Наши нувориши так изнежены, что от мордобоя, совсем отвыкли, да и не умеют это делать. Вот и палят по каждому поводу и без повода.

Если так дальше пойдёт, то начнут компанию по изъятию охотничьего оружия, а что дальше? Приходят нехорошие мысли, что кто-то усиленно «расчищает поляну».

Экономисты нас пугают второй волной кризиса. Если она действительно нечаянно нагрянет, мало всем не покажется. Часть и без того хилого российского бизнеса, прикажет долго жить. Социальная напряженность возрастёт в разы. За контроль над оставшимся бизнесом может начаться серьёзная разборка. Правительство затеяло реформу МВД. Дай бог, чтобы дело продвинулось дальше переименования. Вроде как пришло понимание, что зря хирургическим путём ликвидировали подразделения по борьбе с организованной преступностью. А то, получилось, что организованная преступность уверенно победила борцов с ней. Но любая реформа требует времени и продлится не менее года. И всё это время наша милиция-полиция будет фактически парализована. Ведущие криминологи и специалисты по безопасности в один голос предупреждают о возможном криминальном наводнении. Интересно, какими силами мы будем бороться со стихией?

Совсем недавно, во время отстрела очередного легендарного вора в законе, промелькнула информация о задержании участников сходки представителей воров в законе и преступных авторитетов. Прозвучали, фамилия и клички, до боли знакомых мне персонажей. И, невольно, повеяло леденящим ветерком девяностых. Значит, живут и здравствуют курилки. А если в наличии — генералы преступного мира, уж бандитскую пехоту набрать в миг можно. Тем более что по нашим улицам, бродят тысячи молодых парней, лишённых при современном положении нашей страны, каких либо радужных перспектив. Да и интересно, в какую отрасль народного хозяйства, по мнению нашего правительства, смогут трудоустроиться тысячи офицеров армии и милиции, увольняемые в настоящее время? Учитывая, что их много лет Родина готовила к выполнению специфических функций. Как бы очередной раз, ЗЛОЙ ВОЛШЕБНИК не взмахнул своей волшебной палочкой, и не посыпались на наши несчастные головы, как черти из табакерки, крепкие мальчики в кожаных тужурках с бритыми затылками

Юрий ГЕРГЕЛЬ