Кто работает в полиции, и почему им все можно

Кто работает в полиции, и почему им все можно

Письмо бывшего офицера МВД
Меня зовут Альберт Музеев, я бывший офицер МВД и ФСИН, хочу рассказать Вам про причины происходящего в настоящее время произвола в силовых ведомствах. Наверное Вам интересно будет посмотреть на него, так сказать, изнутри. С 2001 по 2007 года работал в ГОМ-1 УВД города Нижневартовска в должности участкового инспектора и в ИК-15 УФСИН Минюста по ХМАО- Югре. В настоящее я время я переехал жить в г. Казань и работаю в больнице в должности программиста. Так как бояться мне теперь нечего, то вот они причины произвола милиционеров, ой, простите, полицейских:
Во-первых, пресловутая «палочная система» или «прогноз», про неё много сказано, но мало сделано. Например, возьмём план по административным протоколам. Выдёргивают участкового в девять вечера и ставят перед фактом: в одиннадцать должен быть «мелкий хулиган». Кому нужен? Зачем нужен? Ищи где хочешь! Каждый участковый или гаишник должен принести своему начальнику, допустим четыре протокола в день, если не принёс, то на следующий день, он должен уже восемь. Всё это безобразие отягощается процессуальными сроками, например трёхдневный срок принятия решения о возбуждении уголовного дела. Когда у участкового на руках десять-пятнадцать материалов проверки, ещё десять дополнительных проверок из прокуратуры и немереное количество входящей корреспонденции (срок каждой бумажки — десять суток), а сроки нарушать нельзя, то сотрудник начинает писать пустые отписки, уговаривать (в лучшем случае) потерпевших забрать заявление, и так далее по списку, вплоть до знаменитой «бутылочки».

В министерстве внутренних дел в настоящее время отсутствует «костяк», «средний класс», «интеллигенция», если хотите. Я имею ввиду взрослых, от 30 до 45 лет, опытных офицеров в чине капитана-майора, с высшим образованием и адекватными взглядами на жизнь, работающих «на земле»: участковых, оперативников, следователей. Прошу заметить, прапорщики ППС и гаишники с образованием ниже плинтуса и бульдожьими мордами никуда не делись, только жирок нагуляли стали за это время. Их всех разогнали с 2000 по 2005 годы, кого на пенсию, кого так уволили. Завезли Пензенских начальников и простых ментов. Из тихого, благополучного, чистого города Нижневартовск превратился непонятно во что. Весь город с алкоголем по улицам шатается. Мамочка с коляской и пивом, там где должна быть бутылочка с молоком, это обычное явление. На улицу вечером выйти страшно. Такого бардака даже в лихие 90-е в ХМАО не было.

Низкий образовательный и профессиональный уровень, молодость и правовой нигилизм основного состава полицейских. Ну какой из 21-летнего парня участковый, а из 25-летнего начальник уголовного розыска? Юридически грамотные и правильно составленные бумаги в полиции — это редкость. Умников тут не любят, полицейский должен быть послушный, в первую очередь. Понятия Закон и офицерская честь отсутствуют в принципе, между сотрудниками такие разговоры даже не ведутся. Если вы упомянете в доверительной приватной беседе с полицейским слово «закон», скорее всего он недовольно фыркнет в ответ что-то невнятное. В буквальном смысле (и это не шутка) в полицию набрали гопников с подъездов, со всеми вытекающими последствиями. Эти следователи и дознаватели не занимаются всесторонним расследованием и объективной оценкой имеющихся доказательств, а идут по пути наименьшего сопротивления. Кого поймали на месте, с кого выпытали признание, того и сажают. Если проверить статистику явок с повинной, то получится, что люди у нас ходят в полицейский участок как в храм исповедаться. Сталинский прокурор Вышинский любил говорить: «Признание- царица доказательств»! Этакий неисправный конвейер, только на выходе изуродованные человеческие судьбы… В колониях в основном отбывает наказание молодёжь за кражи сотовых и наркоту, вот живой показатель эффективности полиции. На тысячу человек в колонии только один сидит за экономические преступления, да и то по-мелочи, в то время как в стране разворовываются сотни миллионов бюджетных денег.

Любой осуждённый в нашей стране, как впрочем и вольный фактически не обладает данными ему от природы человеческими правами, поскольку сама власть не уважает их. Полиция, ФСИН, ФСБ и прочие силовые ведомства — это стопроцентно репрессивные органы, решающие вопросы превращения человеческой жизни в д…мо. За несколько лет службы я не слышал ни одного интеллигентского диспута между офицерами,о виновности или невиновности подследственного, как это любят показывать в фильмах. Это конвейер! Есть человек, даётся статья, шьётся дело и в суд, а дальше в мало изменившиеся со сталинских времён лагеря. Закон что дышло. Всё зависит от личности чиновника или силовика, применяющего закон, в руках честного человека — Закон стоит на страже справедливости, в руках подонка — он оружие геноцида собственного народа! Разруха, в первую очередь в головах. Полиция — это не новая форма (кстати клоунская абсолютно), не новенькие иномарки, это люди. Если большинство полицейских не признают прав человека (кроме своих, естественно), то кому они служат? Вот мы и получаем Кущёвку, Казань, живые щиты…

В субботу вечером четверо вооруженных грабителей ворвались в дом предпринимателя, где находились его жена и пятеро детей. Они принялись избивать членов семьи. Хозяину дома удалось достать нож. Троих преступников он зарезал, четвертый убежал. Казалось бы всё ясно, даже слесарю, не то, что юристу. Но следователи, получив пистон от начальства, на «всякий случай» возбудили уголовное дело о превышении полномочий и на «всякий случай» посадили бы, если бы не случился общественный резонанс. Наверное для них центральные каналы один за другим упорно показывают фильмы и сериалы про сталинские времена. Я, если честно, устал уже удивляться…

Следующая причина: простая человеческая жадность… Для кого-то это просто бизнес. Даже есть такая поговорка: если крыша красная, жизнь будет прекрасная! На Севере проституток и сутенёров крышуют полицейские, преступному сообществу этим заниматься понятия не позволяют, слишком мерзкое для них это занятие.

Далее по списку идут кумовство и клановость, особенно в национальных республиках, лизоблюдство и ненависть к вышестоящему начальству, у кого как. Сам-по-себе любой полицейский отдел является клановой структурой, в которой сотрудник принимает процессуальные решения исходя не из буквы Закона, а из требований начальника. Сама система выталкивает из-себя порядочных людей, уважающих закон. Дисциплина и субординация в органах поверхностная и стремится к нулю. Вражда между силовыми ведомствами и внутри их подразделений: один материал проверки может блуждать по отделам полиции, пока им кто-то соизволит заняться.

В свете происходящих событий, разгонов демонстраций, прослеживается возможность политической индульгенция «сверху», команды «фас!». Этого я с полной уверенностью утверждать не могу.

У меня есть свои соображения на счёт улучшения положения:

Банально, но ключевых руководителей МВД нужно поменять, пускай Нургалиев медитирует и занимается йогой и ходит на балет на менее ответственной государственной должности. Нужно провести de facto переаттестацию сотрудников и пусть это будет медленный, но всё же верный процесс. В первую очередь аттестовать психологов. Они должны быть офицерами, а не вольнонаёмными работниками за 4 тыс. в месяц, которым на всё наплевать.

Необходимо отменить в императивной, властной форме любые проявления и анахронизмы «палочной системы», прогнозы, планы и т.д. Полиция должна раскрывать преступления, которые уже произошли. Разгребать имеющуюся кучу, образно говоря и отчитываться за качество работы, а не за количество. Сложность раскрытых дел – вот что должно стать показателем и гордостью полицейского, так же как и отзывы общественности. Оценщиками качества работы полиции должны выступать прокуратура, судьи, а могут в перспективе правозащитные организации, партии, СМИ. Если есть пикет возле отдела, значит там плохо работают, если горожане устраивают праздник на день полиции, значит всё хорошо. Профилактика преступлений тоже имеет важное значение, но для этого полиция должна обладать должным уважением во обществе, которого у неё в настоящее время нет.

Кадровый вопрос… Выдумывать велосипед не надо. Достаточно подсмотреть решения в других ведомствах. В медицине, например. На офицерские должности должны приниматься только люди с высшим юридическим образованием и точка! Никаких кулинарных техникумов, педагогических и сельскохозяйственных вузов! Как у врачей. В стране переизбыток юристов, а в полиции и ФСИН их практически нет, на отдел по три человека. Только знающие законы люди, профессионалы, могут их правильно понимать и применять. И уважать…

Сложнее с младшим составом, рядовыми, сержантами и прапорщиками. Их нужно много. Они все должны иметь среднее юридическое образование. Мы живём в 21 веке и неграмотные люди не должны заниматься серьёзными делами. Есть предложение при поступлении гражданина на службу на рядовые должности, брать его с условием поступления в средне-специальное учебное заведение по специальности правоведение, в ведомственный или государственный на выбор. При отчислении из ссуза автоматически увольнять из органов. Упразднить школы милиции — это порождение дьявола, анахронизм советской эпохи, которые готовят отморозков в погонах. Нужны нормальные адекватные полицейские колледжи, где рядовые сотрудники будут получать качественное среднее юридическое образование и полицейские академии, где будут обучаться и повышать квалификацию офицеры. Оглянитесь на бизнес, там индустрия обучения менеджеров хорошо развита.

Особенно нужно развивать и усиливать институт психологов и офицеров по воспитательной работе (бывших замполитов), именно они должны нести на себе основную ношу по выходу из сложившегося кризиса. Только где их взять? Это отдельный вопрос. Также нужно вспомнить про наставничество над молодыми сотрудниками, возможно, стоит придумать, что-то наподобие «интернатуры» для молодых офицеров. Может быть эффективным решением будет создать на базе ОВД профсоюза, с правом вызывать на суд чести любого сотрудника вплоть начальника отдела. За время службы я видел только один суд чести, офицера обвиняли в невыполнении плана.

Участковый снова должен стать другом простых людей, как это было ещё несколько лет назад. Работы у участковых всегда хватало, им нужны помощники из рядового состава, и не один на отделение участковых, как сейчас, а минимум три у каждого. Генералов и полковников у нас больше, чем во всех странах, вместе взятых, а повестки в суд разносить не кому. А вот «лишних людей» в бюрократическом аппарате МВД гигантское количество, есть хороший задел, кого сокращать или переводить на вольнонаёмные должности. Зачем пресс-секретарю УВД или заведующему складом майорские погоны? Погоны должен носить тот, кто борется с преступностью!

Есть идея назначить дежурства по проверке работы полиции работниками следственного комитета, прокуратуры, может быть, администрации города, правозащитных организаций, партий, СМИ, чтобы чиновники и правозащитники днём и ночью находились в городских отделах. Это нужно для того, чтобы задержанные и потерпевшие имели возможность пожаловаться. Поверьте, желающих стать наблюдателями будет очень много.

Мы в 21 веке живём, почему бы не поставить в полицейских участках терминалы для принятия заявлений? Отсканировал гражданин заявление, паспорт, ввёл свои данные, получил квитанцию. А функции дежурного — распечатать заявление и направить к нужному сотруднику. Как в больнице,опять-таки! И не будет теперь потерпевший зависить от «хотелок» дежурного. По закону все заявления должны приниматься. За мной год назад какие-то дурные малолетки на машине гонялись возле супермаркета, угорали, пытались наехать. Пошёл я в свой родной ГОМ-1 УВД по городу Нижневартовску, в котором проработал несколько лет. Естественно, знакомых я там не встретил. Молодой дежурный начал допытываться у меня, знаком ли я с этими парнями, был ли у меня с ними конфликт и вообще, виноват ли я сам. Заявление у меня принимать он отказался, отправил зачем-то к инспектору ИДН — молодой девушке, с плетёными косичками. Просидев три часа в пустом обшарпанном вонючем коридоре я пригрозил девушке, что пожалуюсь на неё в прокуратуру. Она мило ответила мне, что трёхчасовой срок распространяется только на задержанных, а я сам пришёл и меня никто насильно не держит. После этого, (Внимание!) я позвонил другу — подполковнику милиции, начальнику соседнего ГОМа, но даже его звонок в дежурную часть ничего не решил. Обозлённый на ментов, ещё больше, чем на беспредельщиков — малолеток я ретировался. Я был очень удивлён деградации отдела, во что он превратился.

Альберт Музеев, 31 год, программист.