Авторазборка Škoda Octavia A5 FL и Honda HR-V

г. Москва, ул. Кусковская 4a 

Наши телефоны 8 (905) 716-36-20

Какой срок дают пьяным водителям за смертельное ДТП?

Если умер один человек – от 5 до 12 лет. До вступления в июне 2019-го в силу новой версии 264-й статьи УК примерно в половине случаев осужденные на реальный срок получали наказание по нижней планке. Поскольку четвертая часть статьи раньше предусматривала от 2 до 7 лет лишения свободы, стандартный срок, согласно судебной статистике за 2019 год, был 2-3 года. Преимущественно в колонии-поселении.

Смертельное ДТП, произошедшее вечером 8 июня в центре Москвы по, возможно, вине находившегося в состоянии алкогольного опьянения актера Михаила Ефремова, по ясным причинам вызвало широкий резонанс. Теперь к процессу, который вряд ли скоро завершится, будет приковано огромное внимание, поскольку заслуженному артисту РФ грозит вполне реальный тюремный срок. 

Ранее часть четвертая статьи 264 Уголовного кодекса, по которой проходит Ефремов, предусматривала от двух до семи лет лишения свободы, но в мае 2019-го Госдума сроки изменила – теперь виновнику смертельного ДТП, находившемуся в состоянии алкогольного опьянения, грозит от 5 до 12 лет. Причем никаких альтернативных вариантов не предусмотрено – ни принудительных работ, ничего – только реальный или условный срок. 

И если взять случай Михаила Ефремова, то условный срок в этом случае вполне возможен. Для этого ему придется показать себя перед судом в максимально благоприятном свете – вину он уже признал, затем может договориться о возмещении ущерба с семьей погибшего, и так далее.

«Условное наказание возможно, но тут все зависит от поведения виновного. Кто-то пытается уйти от наказания, придумывает различные версии, а некоторые сразу каются, признают вину, возмещают ущерб – и суд с учетом личности и поведения виновного будет выбирать меру наказания. Очень многое зависит от поведения родственников погибшего, которых признают законными представителями и потерпевшими», – сообщил газете ВЗГЛЯД автоюрист Сергей Радько.

По его словам, судьи в таких делах очень часто при выборе меры наказания прислушиваются к мнению потерпевшей стороны. 

«От их мнения часто зависит, какой будет мера наказания – суд очень часто у них выясняет, какую меру они считают адекватной. Они могут сказать, что виновник им все компенсировал, взял на обеспечение, возместил моральный ущерб, расходы на погребение, обязался в будущем содержать и так далее, и с учетом этого суд может принять решение», – говорит Радько.

Но при этом зачастую не менее важны и обстоятельства на стороне виновного – есть ли у него несовершеннолетние дети (а у Ефремова их двое), насколько этично и аморально он себя вел перед происшествием, насколько содействовал следствию и так далее, добавляет юрист Александр Мельцев. Все это регламентируется 61-й статьей УК. 

«Наиболее благоприятным исходом для Ефремова будет представление в суд ряда доказательств, которые могут поспособствовать смягчению наказания, чтобы оно было ниже низшего. Для этого есть определенные обстоятельства: признание вины, возмещение ущерба (морального, материального вреда), отсутствие судимости, большое значение имеет состояние здоровья», – уточняет известный адвокат Сергей Жорин.

Есть также вариант с примирением сторон – есть примеры, доказывающие, что практически все части 264-й статьи, даже касающиеся пьяных ДТП с одной или большим числом жертв, не исключают возможности примирения. Примирение сторон ведет, как правило, к прекращению уголовного дела – в 2019 году из 4300 человек, обвиненных по 3-4 частям 264-й статьи, 823 добились прекращения дела, примирившись с семьями потерпевших или погибших, это почти 20% от общего числа случаев.

Только вот с утяжелением обвинения шансы на то, что суд удовлетворит ходатайство о прекращении дела, снижаются. Если человека обвинили по части первой или второй 264 статьи (тяжкий вред здоровью), то вероятность прекращения дела куда выше, чем если человек умер. То есть даже если сторона Ефремова договорится о примирении с семьей погибшего в ДТП курьера Сергея Захарова, суд может отказаться прекращать дело. И такой вариант вполне вероятен, уверен Сергей Радько. По его словам, сейчас преступление по ч. 4 ст. 264-й проходит по категории тяжких, а примирение допускают, как правило, при преступлениях небольшой и средней тяжести. По той же причине суд не сможет закрыть дело, ограничившись лишь судебным штрафом – тяжкие преступления эту возможность исключают.

Так что если предположить, что с примирением не получится, то остается только два варианта – либо реальный, либо условный сроки, штрафом в 2019 году отделался только один человек из осужденных по части четвертой статьи 264. Что касается статистики обвинительных приговоров с разделением их на реальные/условные сроки, То здесь небольшой перевес (см. «Отчет о числе привлеченных к уголовной ответственности и видах уголовного наказания») у реальных сроков – 60% против 40% у условных. 

Реальные сроки судьи обычно назначают по нижней планке – 2-3 года включительно в 2019-м получила половина осужденных. Строже – на 3-5 лет – наказали треть осужденных. При этом в отдельных случаях суд может назначить наказание мягче того, что предусматривает статья, по которой проходит обвиняемый – то есть в случае с Ефремовым срок может быть и менее 5 лет, статья 64 УК РФ это разрешает. Но на самом деле это крайне редкий вариант – в 2019-м всего в 3% случаев приговор был мягче минимально предусмотренного. 

Так что срока в подобных случаях обвиняемому избежать довольно трудно. Но если ему удастся договориться с потерпевшими и частично загладить свою вину, в том числе в глазах суда, то вполне вероятно, что этот срок в итоге реальным не будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Директ