Авторазборка Škoda Octavia A5 FL и Honda HR-V

г. Москва, ул. Кусковская 4a 

Наши телефоны 8 (905) 716-36-20

Бывший сотрудник МВД о деле Владимира Воронцова

Коррупции в помощь: арест “омбудсмена полиции” как смерть расследовательской журналистики

Взгляд изнутри — бывший сотрудник МВД о деле Владимира Воронцова

Арест администратора и владельца популярнейшего паблика “Омбудсмен полиции” Владимира Воронцова расколол сотрудников МВД на два лагеря. Одни поддерживают критику бывшего полицейского в адрес руководителей правоохранительных органов, другие — считают ее лживой и вредной. О том, кто может стоять за уголовным преследованием Воронцова и чем его дело опасно для всех журналистов, пишущих о силовиках, в редакцию написал бывший сотрудник полиции.

 В рубрику ПАСМИ “Сообщить о коррупции” обратился экс-полицейский Алексей С. В своем письме он проанализировал подоплеку дела арестованного за вымогательство Владимира Воронцова и его последствия Публикуем обращение полностью: 

“Арест 7 мая администратора и владельца популярнейшего интернет-ресурса «Омбудсмен полиции» Владимира Воронцова можно отнести к событиям знаковым, могущим сформировать информационную повестку на долгие годы вперед. 

Ситуацию вокруг “омбудсмена” в разряд «горячих» тем, нуждающихся в самом подробном разборе и освещении, перевел целый ряд факторов. Первый фактор, играющий не в пользу полиции (не будем называть причастных к этому делу «правоохранителями»), это огромная популярность Владимира, полученная им за несколько лет, благодаря последовательной, грамотной, и злободневной критике министерства внутренних дел РФ и царящих в нем порядков.

И именно эта популярность, вместе с меткими попаданиями по «боевым точкам» тупой бюрократической машины, стала тем фактором, который убеждает множество людей в заказном характере уголовного преследования. Почему так? Ведь господина Воронцова обвиняют в вымогательстве, и даже нашли «пострадавшего», от его «преступных действий».

Для ответа на этот вопрос, придется вернуться к обстоятельствам возбуждения дела. По версии следствия, примерно в октябре 2017 года (то есть, почти за три года до задержания), Владимир Алексеевич Воронцов, 17.12.1984 года рождения, получив в свое распоряжение фотоснимки сотрудника полиции, демонстрирующего свои половые органы, потребовал с последнего денежную сумму в 300 тысяч рублей, для того, чтобы не обнародовать данные снимки. 

После отказа потерпевшего выплатить деньги, фотографии были выложены в сеть Интернет (правда, как доказать, что сделал это именно злодей Воронцов?), что и стоило незадачливому начинающему эксгибиционисту работы в полиции, откуда он был уволен по отрицательным мотивам.

И в этой истории, как говорится «прекрасно все». Начнем с субъективного. С того, как человек, трясущий гениталиями перед монитором, прошел отбор психолога и психиатра при поступлении на службу, и заканчивая тем, что заявление написано через длительное время, после увольнения. 

И в самом деле, молчать три года о том, что ты подвергся шантажу, не сообщить об этом даже в суде, в котором заявитель оспорил свое увольнение, заявить про посягательство через почти три года? 

Даже простейшее знание человеческой психологии, говорит о том, что будь это так, в ходе судебного процесса он бы о том заявил. Терять нечего — скорее всего, уволят. А так, хоть призрачный, но шанс! И это без учета того, что человека, ставшего виновным в таком позоре (представим, как сия история сказалась на отношениях с друзьями и семьей), уволенный должен просто ненавидеть. Тем более, что люди с девиантным поведением не отличаются высокой устойчивостью психики. И как же он ответит на вопрос суда о том, каково его отношение к Воронцову? Скажет что нейтральное? Явная ложь. Скажет “ненавижу” – предвзятость и обоснованные сомнения в объективности… 

Но это все не имело бы значения, проходи процесс по горячим следам. А вот через годы… Складывается полное ощущение, что «потерпевшего» просто «уговорили». Кто? Ну, единомышленники задержанного блогера, считают, что сотрудники ГУСБ МВД РФ. Что довольно легко может быть проверено отделом «М» ФСБ РФ, путем сопоставления биллингов передвижений и остановок заявителя, и полицейских «особистов». И если в маршруте последних будут значительные отклонения от привычного графика и близость к «объекту», то вопрос о том, сам он писал, или помогли, решится сам собой…

Так что, с этим кажется разобрались. Перейдем к объективной стороне. И она такова, что из-за деятельности господина Воронцова полиция раскололась на две части. Одна (большая), поддерживала разоблачения самодуров и «царьков». Приветствовала выведение глупости командиров на общественный обзор, и радовалась обличению пороков системы.

А вот другая часть (из тех, кто этими пороками жил, питался и пользовался), паблик возненавидела. Автор этих строк лично знает пару десятков высших и старших офицеров МВД, начинавших день с прочтения ресурса «Омбудсмен полиции», в поисках новостей о себе, дабы подготовить при звонке «свыше», хоть какие-то объяснения… 

И стоит ли удивляться тому, что данные лица, (даже будучи незнакомыми друг с другом), дружно пылали в отношении хозяина опасной страницы самой настоящей злобой. Злобой страха разоблачения… И обладая, увы, мощными административными ресурсами, тщательно искали возможность нанести ответный удар… 

Тем более, что, если верить данным из Администрации президента, одним из условий оставления на посту министра внутренних дел Владимира Колоколцева было создание положительного образа полиции в СМИ. 

И уж кто-кто, а Воронцов, со своими разоблачениями, туда никак не укладывался. Какой уж тут «имидж», когда дай боже, текущие информационные удары отбить! Тем более, что создание «имиджа», и реальная борьба с пороками службы – довольно далекие друг от друга вещи, подчас слабо связанные в настоящем.

Да и поднятая Владимиром недавно проблема «палочной системы», как одного из «корней зла» тоже не добавила министру и его окружению баллов, вызвав шквал заслуженной критики, что опять-таки могло подтолкнуть власть имущих к принятию «простого решения».

Даже несмотря на сомнительную законность такого решения. Поскольку пострадал заявитель именно как сотрудник полиции, и картинки имели прямое отношение к его служебной деятельности, поскольку этой самой службы он из-за них и лишился. Что, в силу статьи 152 УПК РФ, регулирующей подследственность, означает, что возбуждение и расследование такого дела является исключительной прерогативой органов СК РФ. Но никак не МВД, поскольку ждать здесь объективности как минимум наивно!

Это что касается самого материала. Мы же, попробуем сами побыть сыщиками, и «пройти по следу», возможных фальсификаторов, предсказав их дальнейшие ходы… Сначала осмотрим имеющиеся факты. Их, прямо скажем негусто. Слово, против слова. И кому верить – уволенному «демонстратору», или арестованному общественнику? Тут даже с самым рукопожатным судом, может «не прокатить». А учитывая общественное внимание, так и вовсе есть риск оправдательного приговора… Так что же делать?

Ответ очевиден. «Утяжелять» доказательную базу. В первую очередь, допросить родственников обладателя «засвеченных шариков». И акцентировать внимание на том, что они слышали о безмерных страданиях любимого сына (внука, племянника, нужное подчеркнуть), и о том, что его «шантажировали» и угрожали разоблачением. Можно без имени. Это уже будет кое-что. Тем более, что показания потерпевшего и его родни в современной правоприменительной практике, есть «священная корова», и опровергать их, как правило, не принято.

Далее, организовать потерпевшему в рамках статьи 194 УПК РФ, проверку показаний на месте. Здесь вообще проблем не будет. Если потерпевший «наш», то он повторит заученный текст. Идентичный содержащемуся в протоколе допроса. И не открывающий ничего нового. Зато с точки зрения УПК РФ, это будет «новое доказательство»! Ну а с очной ставкой, они догадались и сами…

А теперь к главному… К тому, как и чем этот процесс, в случае признания вины блоггера, может сказаться на всем журналистском сообществе России, исключая явно провластные СМИ… Связь ведь самая прямая. И она в том, что «протащив» в суде это дело, силовики (их коррумпированная часть), получат мощнейший рычаг давления на журналистов-расследователей.

Ведь создав такой прецедент, можно будет допросить любого «героя» разоблачительной статьи, взять у него заявление о том, что перед выпуском материала журналист (или даже редактор) вымогали у него за молчание энную сумму. И все! Обвинение готово. Ведь любой матерый коррупционер, или уголовник, легко найдет нужных «свидетелей», что на голубом как говорится глазу, подтвердят какие угодно измышления.

И не нужно будет подбрасывать наркотики, как Ивану Голунову. Или совать 50 тысяч долларов, как редактору калининградской газеты «Новые Колеса» Игорю Рудникову… Достаточно будет слов… Причем, неважно, были ли вообще какие-то беседы, или нет. Написание заявления, станет равно постановлению приговора. И утопия Оруэлла, получит воплощение в одной, отдельно взятой стране!”

 Наши Telegram — каналы @RemRai и @mentussr

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Директ