24 августа 1991 г

В этот день хоронили погибших в ночь на 21 августа Дмитрия Комаря, Ильи Кричевского и Владимира Усова. Посметро им были присвоены звания Героев Советского Союза. Звание Героя России тогда ещё не было. Не исключаю, что они стали последними Героями страны, которая прекратит существование к концу того же 1991 года.

24 августа 1991 г

Похоронами руководил Александр Руцкой, успевший слетать в Крым за Горбачевым и вернуться в Москву.

24 августа 1991 г

Борис Ельцин на ступенях Белого дома, ещё не расчищенных от баррикад. Справа от него – Руслан Хасбулатов, Иван Силаев. За спиной – Александр Коржаков.

24 августа 1991 г
24 августа 1991 г

В этот день многие защитники Белого дома вновь пришли сюда, чтобы почтить память погибших. Там я встретил своего однокурсника, геолога Сергея Вагина (стоит в первом ряду вторым справа). Это его «сотня», с которой он простоял 3 дня. Надеюсь, что никто из них не жалеет об этих днях.

Потому что все мы, кто находился там в те дни, защищали не здание Верховного Совета РСФСР, не лично Ельцина и депутатов, а собственную свободу, собственное человеческое достоинство. И в тот день многие из нас были по-настоящему счастливы: мы отстояли свою свободу. Возможно, не для всех это слово – свобода – столь значимо.

Но те, для кого оно было значимым, вдыхали полной грудью совершенно другой воздух – воздух новой России.

24 августа 1991 г

Прошли годы. Страна стала другой. Мы оказались там, где оказались, не благодаря, а вопреки той победе. Говорят, что история не знает сослагательного наклонения. Никто не знает, какой была бы Россия сейчас (да и была бы как страна?), если бы всех тогда подавили танками, постреляли, сослали в лагеря.

Даже в модном ныне литературном жанре альтернативной истории никто об этом пока не написал. Для такого произведения нужно перо уровня Александра Кабакова или Владимира Сорокина. Но боюсь, что такой поворот истории, произойди он на самом деле, оказался бы пострашнее «Невозвращенца» и «Дня опричника».